Среда, 26.07.2017, 01:41
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

САМОЛЕТОМ, ПОЕЗДОМ, МАШИНОЙ, КОРАБЛЕМ...

Категории раздела
Астрология [12]
В этом разделе представлены статьи, связанные с Астрологией.
Интересные места [19]
Живая природа [5]
Животные, растения, птицы, насекомые, рыбы и т.д. То есть те представители флоры и фауны, которых мы встречаем во время своих путешествий.
"Пилюли от страхов и суеверий". [13]
Этим циклом статей мы хотим развеять некоторые страхи и иллюзии.
Былицы и небылицы о праздниках [4]
Версии и гипотезы происхождения и символов некоторых праздников.
Владимир Колесников. Очерки. [5]
Владимир Колесников, капитан и любитель истории из города Санкт-Петербург.
Гиперборея [2]
Версии происхождения. Поиски истины.
Кипр [6]
Немного о разном
Наш кораблик [3]
Истории, связанные с нашим корабликом.
Технические подробности реконструкции катера [2]
Последовательность проведения работ и некоторые пояснения.
Меню сайта
  • Главная страница
  • Информация о сайте
  • Карта сайта
  • Каталог статей
  • Лоцманские карты и атласы
  • Фотоальбомы
  • Древний календарь характеров
  • Календарь совместимости людей
  • Координаты объектов на карте
  • Карта часовых поясов мира
  • Наши кнопки
  • Контакты
  • Погода за бортом
    GISMETEO: Погода в мире
    Что сегодня отмечаем?
    Друзья сайта
  • Катер «Гипербореец»
  • "Лодочка"
  • "Славянская ладья"
  • Форма входа
    Логин:
    Пароль:
    Поиск по сайту
    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    uCoz рекомендует
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • Оформление сайтов
  • Инструкции для uCoz
  • Каталог статей

    Главная » Статьи » Кипр

    Рыбалка на Кипре.
    Дай человеку рыбу, и ты накормишь его только раз.
    Научи его ловить рыбу, и он будет кормиться ею всю жизнь.

    Китайское изречение.

    Рыбалка на Кипре.
     
         Надо сразу сказать, что мы не профессиональные рыбаки и даже не любители высокой категории. Мне приходилось ловить рыбу на удочку только несколько раз, у Егора же опыт по части ловли рыбы был побогаче: это и удочка, и спиннинг, и сеть. Однако и он себя не считает рыбаком с большой буквы «Р». А рыбак с большой «Р», в нашем понимании, это человек способный, во-первых, без особых усилий подняться рано утром («Заядлого рыбака поутру не толкают в бока»), с первыми лучами солнца, а то и раньше. Что нам, конечно, было сделать не так-то легко. И даже тогда, когда прозвенел будильник в четыре часа утра, мы подскочили не сразу и не сразу стали с воодушевлением собираться. Пришлось немного поуговаривать себя оторвать голову от подушки и спустить ноги в тапочки, открыть глаза, сфокусироваться и мысленно проложить маршрут от кровати до умывальника, для того, чтобы потом опять закрыть глаза и предаться дреме, пока ноги сами по проложенному маршруту не донесут бесчувственное тело до конечной точки. Все еще не приходя в себя, привычным движением закинуть руку в стаканчик с зубными щетками, нащупать свою, выдавить пасту на щетку, обреченно вздохнуть и начать чистить зубы. Умыться лучше до того, как открыть глаза, иначе мозг не сможет сразу опознать стоящее напротив «существо», грустное и слегка «помятое» от ночного сна. Открыв глаза, прочитать записку, которую написали накануне вечером «К тому, кто рано встает, рыба сама в руки идет», убедить себя, что будет именно так, еще раз глубоко вздохнуть, и медленно побрести на кухню за спасительной порцией бодрящего кофе или чая, что кому нравится. А настоящий рыбак с большой буквы «Р» просыпается раньше будильника, его глаза сверкают, как у кота, увидевшего мышь, его лицо сияет и щеки горят от возбуждения, его движения четки и слажены. Он, как стрела, готовая вылететь из лука и попасть точно в цель.
        Вот это нас и отличало друг от друга в то утро. Хотя, нам понятны их чувства, рассуждали мы, сидя на кухне за чашкой чая, ведь мы большие любители приключений, пусть объектом нашей «охоты» становились интересные места, необычные люди, история, знания, а не рыба. И азарт, который мы испытываем при этом, ничем не отличается от азарта рыболова. «Аппетит приходит во время еды», подумали мы. Возможно, и эта рыбалка обернется для нас необычайным приключением, и мы узнаем много нового и интересного, и, может быть, сделаем для себя какое-нибудь маленькое открытие. Вот это и стало последним убедительным мотивом для того, чтобы окончательно проснуться, встряхнуть плечи, « расправить крылья и полететь» … на рыбалку, на Кипре.
        Рыбалка на удочку на берегу моря хороша еще тем, что не требует лицензии. Что не скажешь о ловле рыбы в кипрских водохранилищах. А их на Кипре ни много, ни мало более 100. Но крупных не больше 15. Это Эврету, Ксилатос, Дипотамос, и др. Там можно поймать радужную форель, судака, карпа, кефаль, угря, рыбу-кот. Есть и раки, но местное население почему-то их не ловит. Для ловли рыбы на водохранилищах необходимо приобрести лицензию в департаменте рыбных ресурсов Кипра, при предъявлении паспорта или водительского удостоверения. Лицензия стоит где- то 35 евро на все водоемы острова (или 17 евро для одного водоёма, который можно выбрать самим). И это еще не все. Рыбачить можно только одной удочкой и с одним крючком на ней. За нарушение – штраф. Также категорически запрещена ловля с лодки.

      Одно из водохранилищ на Кипре.
        Но на водохранилище нам ехать не хотелось и мы стали подумывать о морской рыбалке, мой отец и наш друг киприот, многозначительно усмехнувшись, отправились все-таки на водохранилище. Ну а мы, для начала, решили попробовать половить удочками с камней, недалеко от города Ларнаки. Рыбаков, стоящих с удочками, здесь мы видели неоднократно (конечно, это было не таким ранним утром). Мы вышли на улицу, стоял апрель. На улице было ощутимо прохладно, мы сели в машину и сразу же включили печку (на Кипре!). Егор подкинул гениальную мысль о том, что пока мы не успели принять многочасовую неподвижную позу с немигающим взглядом смотрящую на поплавок, нам надо первым делом «выловить» пару тройку рыбаков, чтобы «помучить» их своими вопросами о том, какая рыба здесь водится и какое блюдо она (рыба) предпочитает на завтрак, на какую глубину опускать крючок и как подсекать, если будет что. На том и порешили. Мы выехали из города и не спеша поехали вдоль берега, цепко впиваясь взглядом в открывающийся вид из окна, для того, чтобы не пропустить нашу «цель». Наконец, на горизонте мы увидели человека, забрасывающего удочку. Это нас как то сразу воодушевило. Возможно, он только что снял с крючка какую-нибудь рыбешку и теперь перезабрасывает удочку, а это будет значить то, что рыбалка обещает быть интересной.


      Рыбак на камнях.
      Мы подошли к мужчине-греку и сразу же спросили, как идет рыбалка? Он растянулся в улыбке (мы уже писали о том, что киприоты очень дружелюбный и улыбчивый народ, кипрские рыбаки оказались не исключением из этого правила) и загадочно кивнул на ведро среднего размера. Так как ведро было светлым, мы заметили, что оно заполнено больше половины. Заинтригованные, мы кинулись смотреть, что же там лежит, какая рыбка попалась этому приветливому человеку. Какого же было наше разочарование, когда мы увидели, что практически половину ведра занимала какая-то снасть, рыбы не было видно вообще. Подоспевший к нам киприот поднял снасть и с гордым и радостным видом указал на четыре маленьких рыбешки, лежащих на дне. Чему тут радоваться, промелькнуло у нас в голове, но виду мы не подали то, что малость разочаровались. В конце концов, мы же не рыбаки со стажем. Возможно, это считается неплохим уловом в данной местности. Вообще, надо сказать, что труд рыбака это непростой труд. Что только стоит их терпение? И как сказал Эдгар Хау «Женщина, которая никогда не видела своего мужа за ужением рыбы, не имеет понятия, за какого терпеливого человека она вышла замуж».

      Карпы-Монстры. Пруд в парке. Никосия.
       За разговором наш новый знакомый стал сматывать удочки и поспешил домой. Нам в наследство от него досталось пару советов о том, на какой глубине ловить и какую наживку использовать, пару баночек с опарышами (личинки мухи, не слишком приятные на вид) и червями, и кучу наилучших пожеланий к удачной ловли. Мы решили остаться на этом месте, где гарантированно (предположили мы, правда, без особой надежды) могли выловить свои четыре рыбешки, пусть даже на двоих.
      «Семь раз отмерь, один раз откуси» - поучительно сказал мне Егор, глядя как я беру червя в руки и видя мое ошалевшее лицо, рассмеялся. Я не осталась в долгу и сразу вспомнила, как одни наши знакомые рыбаки, увидев у Егора щербину меж передних зубов, начали подшучивать над ним. Не хочешь, мол, Егор определить червя так сказать на принадлежность к мужскому полу, протягивая его (червя) через щербину. Ведь рыба – женского пола, значит, лучше «клюет» на особь мужского пола. Ох, уж эта железная рыбацкая логика. Егор не растерялся и ответил рыбакам, мол, время сейчас пошло смутное и порой не разберешь, где особь мужского пола, а где женского. Мы забросили удочки и, прождав часа два и не увидев ни одной поклевки, начали собираться ехать дальше, в поисках «клевого» места.

      На их месте могли оказаться мы ..., если бы вернулись во времени в 1965 год. Фотография сделана 01.08.1965 в городе Пафос. Источник: РИА Новости.
    В тот день его мы так и не нашли его. Проездив до самой темноты и забравшись до мыса капе Греко, единственную рыбу, которую мы видели это различные блюда в прибрежных ресторанах где мы останавливались перекусить. По возвращении, над таким выбором меню наши рыбаки посмеялись. Он сказали, что на рыбалку не берут ни чего рыбного, иначе клева не будет, и рыбу есть можно только пойманную самими. Поэтому, блюда надо было выбирать мясные или овощные. После назиданий они показали свой улов. За утро они поймали килограмма полтора зеркальных карпов, точнее карпиков размером с ладонь. 

      Утренний улов с водохранилища.
    Ну, карпиков можно ловить и в России, сидя у пруда, возразили мы. Наш улов в рыбьем исчислении был нулевым, зато мы «прочесали» береговую линию, открыли для себя массу интересных и живописных мест.
      На мыс капе Греко мы приехали уже под вечер в момент, когда солнце садилось. Перед нами открылся потрясающий пейзаж. После захода солнца мы увидели, как в море вышли небольшие рыбацкие лодки. Они встали на якорях милях в трех от берега, включили мощные прожектора и стали что-то ловить. Позже, разглядывая морские карты того района мы выяснили, что там находится место с резким перепадом глубин и мы просто наблюдали ночной лов кальмаров.

      Крючковая снасть для лова кальмара.
    Они (кальмары), оказывается, ночью в таких местах поднимаются к поверхности моря. Конечно, мы об этом знали и раньше, но как-то, в мыслях, подобный лов соотносился с Японским морем, Тихим океаном, но не с Кипром. Далее, возвращаясь вдоль береговой линии, мы наткнулись на мистера, который с прожектором на плече и острогой («трезубец Нептуна») в руке, медленно передвигался в воде. Одет он был в резиновый костюм. Постояв и понаблюдав за ним, мы узнали, на кого он охотился. Предметом охоты оказались маленькие осьминоги (октобусы, так их называют киприоты), которые находились меж развалов камней на мелководье. Это нам показалось забавным, и мы решили найти пирс, который далеко уходит в море и желательно с камнями под ним. Так, как у нас не было с собой непромокаемых костюмов и прожектора, но мысль увидеть ночную жизнь под водой уже «засела» в голове, то пирс был единственным выходом в данной ситуации. Как правило, на них есть освещение и стоят они на сваях, что дает возможность с комфортом понаблюдать происходящее в глубине. Но, от мыса капе Греко и до Ларнаки, подходящего места мы так и не нашли.

      Насадка "кальмар" для ловли на спининг.
    Внимательно изучив карту, мы решили, что такой пирс наверняка можно встретить в городе Лимассоле, так как это крупный портовый город. На карте в районе его набережных были обозначены подобные сооружения. Хоть это и не рядом с Ларнакой, а располагались в тот визит на Кипр мы вообще в Никосии, но желание увидеть взяло верх. В крайнем случае, заночевать можно и там, подумали мы. Со свободными номерами в отелях, в это время года, проблем нет. Мы выехали. Добравшись до Лимассола, практически сразу, нашли долгожданный пирс, но он оказался без освещения. В глубине пирса мы увидели фигуру, которая методично забрасывала «зеленый огонек» в воду. Приблизившись к нему, мы увидели, что он удил на спиннинг на конце, которого вместо блесны находилась светящаяся приманка. Закинутая в прозрачные воды средиземного моря она выглядела очень эффектно. 

      "Чудо снасть".
    Прекрасно было видно ее движения у дна, но вот улова мы не дождались. На вопрос, что ловится на «огонек» нам перечислили много всего, начиная от вездесущих кальмаров и заканчивая перечислениями рыб. Нам показалось, что перечень был столь велик, что можно имея таковую штуку больше не мучиться с другими наживками и насадками. Расспросив где сие чудо можно купить, мы вдохновленные, отправились в Никосию. На следующий день мы нашли ее, но вот улов наш был только в меню ресторана.
      Сидя в одном из них пришла в голову мысль о морской рыбалке с катера или судна. Надо сказать, что такая рыбалка не проблема на Кипре и для начинающих рыбаков и для бывалых. Ее можно заказать и в отелях, и в специализированных компаниях, находящихся недалеко от пляжей и гаваней, и непосредственно на пристанях. Стоить такая рыбалка будет по-разному. От 50 евро, чтобы порыбачить со спиннингом или с подводным ружьем на осьминога, и до 500 евро и выше, чтобы нанять яхту для рыбалки на рыбу-меч или тунца. Пока мы раздумывали, куда же нам лучше податься и что выбрать в качестве объекта ловли, наш друг киприот ливанского происхождения предложил нам окунуться в настоящий мир ловли и пойти на настоящем рыбацком судне с настоящими рыбаками в море на рыбалку.

      Рыбацкие суда на Кипре.
    Мы сразу же согласились. Еще бы нас ждало настоящее приключение. Мы ударили по рукам и отправились собираться. Собственно, наши сборы заключались в том, что мы подготовили теплую одежду, обед и хорошее настроение.
      Наступило утро. Ранее. Опять. Но вставать на этот раз было гораздо легче. В голове весело жужжали мысли о предстоящем походе. Стараясь не разбудить хозяйку (на Кипре мы нередко останавливаемся у друзей), мы просочились на кухню, там нас уже ждал Набиль (это тот самый киприот ливанского происхождения, по совместительству муж хозяйки). Он что-то весело щебетал себе под нос и готовил незаменимый кофе-фраппе, несмотря на то, что утро было довольно прохладным. Ох, уж эти киприоты. Они готовы пить «фраппе» в любое время суток, они считают его чуть ли не национальным напитком, предметом национальной гордости. Чтобы вам стало понятным, объясним, что классический кофе-фраппе (домашний вариант) это обычный растворимый кофе плюс сахар, плюс вода, плюс молоко. Все ингредиенты соединяются и взбиваются миксером (существуют для этого специальные миксеры, которые так и называются среди русскоговорящего населения, проживающего на Кипре любовно - «фрапешницы») до получения устойчивой пены. Пьют такой напиток обязательно через соломинку. Количество ингредиентов зависит только от вкусовых качеств и предпочтений.

      Фраппе в домашних условиях.
    Все бы ничего, но напиток готовится холодным, а в летнее время в него еще добавляют лед . Летом, когда жара на улице заваливает за тридцать, этот напиток действительно становится некоторым оазисом для души и тела. Но сейчас, когда упрямый холодок так и норовит залезть в какую-нибудь «брешь» в одежде и ущипнуть побольнее, распивание такого напитка, как нам казалось, было равносильно самобичеванию. Поэтому мы по привычке потянулись к кипятку. Набиль поведал нам, что фраппе был изобретен одним греком «бедолагой», который где-то в 60-х годах на международной торговой ярмарке в Салониках хотел выпить кофе, но не смог найти кипятку в павильоне. Он долго мешал растворимый кофе с холодной водой (наверное, хотел тем самым прогреть его), но в итоге получил устойчивую пену, что в принципе и делает фраппе таким популярным.
      Наконец-то, мы покончили с завтраком и вот мы уже сидим в машине у Набиля и на всех порах мчимся навстречу приключениям. Дорога ведет нас как в каком-то пьянящем танце, то поднимая вверх, то опуская вниз, то уводя в сторону, потом в другую так, что начинает легко кружится голова. И за каждым поворотом мы ждем, что появится оно, такое большое как счастье, каким оно бывает, такое бездонное, как глаза человека и такое непостижимое, как его (человека) душа, море. Сначала ветер доносит его запах, и вот ты уже сидишь в предвкушении, что за следующим поворотом твоему взору откроется картина, достойная пера какого-нибудь великого художника, и сердце застучит в унисон приливной волне и душа потянется к морю. И будет казаться, что вот-вот и она вылетит из тела и полетит, как чайки - бессменные спутники моря.  Мы подъехали к рыбацкому порту, там уже вовсю царило оживление. Маленькие лодки и лодки покрупнее качались на волнах как нарядные красавицы. То и дело был слышен звук заводившегося мотора, и через некоторое время можно было наблюдать, как очередная лодочка покидает порт. Мы молча шли за Набилем, с любопытством гадая, какая же из этих симпатяг наша. Наконец, мы подошли к концу пирса. Там и стояла наша посудина (так на сленге называется лодка или судно). Это был рыбацкий бот, метров 15. Он был одним из самых крупных плавсредств, находившихся в этой гавани. Набиль по-арабски поприветствовал троих мужчин, стоящих на корме и с любопытством смотревших на нас. У них был настолько недоуменный вид, что можно было подумать, что мы – это не мы, а четверка ангелов, парящих в воздухе. Настолько им тяжело было понять, что мы здесь делаем, в такую рань и почему не отправились в предлагаемые туры, с комфортом и с, как правило, входящим в стоимость обедом. Ну да ладно, возможно подумали они, нам будет подмога в работе и их лица приняли такое удовлетворенное «рациональное» выражение, какое бывает у людей получивших хорошую скидку при покупке какого-либо товара. А нам ничего не оставалось как с «грохотом свалиться на землю» и «выйти из образа», к которому мы уже начали привыкать, даже больше к впечатлению, которое мы этим «образом» производили. Ну вот, мы уже на судне. Команда, согласившаяся показать нам профессиональный лов рыбы на Кипре, оказалась родом из Сирии и ни слова не понимала по-английски. Мы же ни слова не понимали по-арабски, поэтому мы только приветливо улыбались им, если вдруг наши взгляды пересекались, а Набилю пришлось выступить в роли переводчика в течение всего нашего приключения.

      Ранним утром в море.
       Наше пребывание на судне, в какой-то степени, было инкогнито, поэтому мы быстро прошли в ходовую рубку, чтобы лишний раз не маячить, стоя на палубе пока судно находится в гавани. Там было тепло, слышно было, как работает двигатель. Мы «расфасовались» по просторной ходовой рубке так, чтобы не мешать команде работать и стали осматриваться. Навигационное оборудование, эхолот, рация, карты – все, как положено. Слева трап уводил в носовые каюты, справа в машинное отделение. Наконец, в ходовой рубке появился рулевой, он добавил оборотов и наш ботик, покряхтывая, устремился к выходу из гавани. Не успели мы пройти и десяти миль, как затрещала рация и что-то проговорила на греческом языке. Наш рулевой тут же ответил. «Это пограничники» - пояснил Набиль и рукой показал на катер, стоящий на якорях недалеко от того места, где мы проходили. «Надеюсь, нас не примут за контрабанду»? «Мы же здесь (на судне) нелегально. Что будем делать, если нас заметят»? Спросила я. «Поиграем в море волнуется раз, …, … три морская фигура на месте замри и попросим их отгадать, что за фигура» - кто-то пошутил, и сразу стало легко. Эх, целительная сила юмора, выручает не раз в волнительные моменты. Набиль смог уговорить экипаж взять нас в свой очередной выход в море. Он в красках, как могут, наверное, только арабы, описал наше огромное желание узнать больше о работе здешних рыбаков и принять участие в ней. Судя по тому, что мы на борту, это возымело действие. Надо сказать, что экипаж действительно шел на риск, т.к. за подобный проступок мог лишиться лицензии. Турист должен «пользовать» туристическое, но оно не отражает атмосферы повседневной работы рыбака киприота. Там все «выбрито, причесано и напудрено». По-своему, это тоже интересно, но мы подобный лов уже не раз пробовали и знаем, как это выглядит, хотелось познать другую сторону. Ну вот, мы отошли от пограничников и устремились в бескрайние просторы моря. В ходовой рубке оказалось место, которое они называли шконка дежурного. Нам предложили подремать, пока мы идем к месту лова. Мы с Егором отказались, а мой отец с радостью согласился, и с легкостью мотылька запрыгнул на этот аналог русской печи и, как он потом поделился, спал как младенец под монотонный рокот двигателя. Набиль о чем-то говорил с ребятами из экипажа, мы же с Егором пошли осматривать бот. На носу перед ходовой рубкой лежала куча пустых пластиковых канистр, дальше стояла большая катушка, полностью обмотанная синей леской толщиной примерно 6 мм. Для ловли тунца, как нам пояснили. За ходовой рубкой было небольшое помещение, по всей видимости, камбуз. Над всей кормой был навес, что, наверное, было крайне удобно в жару летом. Корма была достаточно просторной, и там уже вовсю шла работа – заготовка наживки. Двое ребят ловким движением вытаскивали из ящика целую скумбрию и «шинковали» ее на равные куски.

      Наживка.
    Голову и хвост клали отдельно. Как нам пояснили, голова и хвост не являются желанным блюдом для обитателей дна и поэтому вряд ли будут съедены. Ух, какие привереды, подумали мы, ничем не уступают нам, людям. Надо сказать, что скумбрию, которую приготовили для наживки, легче было представить жаренной на сковородочке, такая уж она была «справненькая», чем в качестве наживки. Нарезанные куски складывали в другой деревянный ящик. Запах от рыбы был настолько стойким, что даже легкий ветер с моря не мог отбить его. Конечно, мы тоже присоединились к этому действу, нам все хотелось попробовать самим.
      Тем временем, судно неуклонно продолжало двигаться вперед со скоростью примерно двенадцать узлов. Солнце поднималось над горизонтом, рассеивался небольшой утренний туман, а берег … его уже давно «поглотила вода». Мы оказались оторванными от цивилизации, чему были несказанно рады, вдыхали морской воздух и наслаждались тишиной и покоем. Пока мы находились в состоянии нирваны, ситуация на корме в корне изменилась. Во-первых, судно резко сбросило ход, и из ходовой рубки вышел рулевой и уверенным шагом побрел на корму и что-то сказал своим напарникам. Бот продолжал медленно двигаться вперед. Рулевой не торопился возвращаться на свой пост. Интересное дело, подумали мы, кто же теперь будет управлять судном? Но все оказалось гораздо проще, управление судном теперь осуществлялось на корме, и для этого там все было предусмотрено.

      Постановка снастей.
      Наживка была готова, и ребята придвинули к себе огромный черный жбан, внутри которого по всему диаметру были нанизаны на поролон крючки приличного размера. Снасть типа нашего перемета, только ну очень большая, пояснил мне Егор. Ребята насаживали рыбу на крючок и отправляли ее за борт. Любо дорого было смотреть, как слаженно работают их руки. Казалось, чуть дрогни они или возьми не тот крючок, и все перепутается или того хуже, вопьется крюк в руку и будет тянуть его обладателя за борт, вслед за всей наживкой. Но нет, точным движением хирурга руки выхватывают нужный крючок. Без суеты и спешки. Когда мы присоединились к этой части работы, то сразу заметили, что судно еще сбавило ход, видимо из-за опасения за наше здоровье. После того, как вся снасть была спущена за борт, судно легло в дрейф. А у команды выдался небольшой перерыв. Всем решено было перекусить. Как уже писалось выше, шел апрель, и шел пост. Команда расположилась под навесом на корме, расстелив себе прямо на полу. И после прочтения молитв, они принялись за скромный завтрак (овощи, фрукты, прочие продукты). Мы же сидели и уплетали котлеты, запивая кофе и чаем из термоса. Пост - дело благородное и добровольное, но так как он выпал на наш отпуск, мы решили отложить его. После завтрака сразу захотелось подремать. Солнце «вступило в свои прямые обязанности» и начало немного согревать нас. Мы прижались друг к другу, как воробьи, сидя зимой на ветке, и предались дреме.
      Сквозь сон, мы почувствовали какое-то оживление. Вновь заработал мотор, и забегала команда. Оказалось, что мы уже идем на место, где должны были подцепить кубас (поплавок от начала снасти). Наступал самый интересный момент лова рыбы. Нет, такое мы не должны пропустить, сон мгновенно улетучился, и мы побежали на нос корабля.

      В ожидании кубаса.
      Наконец, кубас был поднят, а это означало, что скоро мы увидим наш первый улов. Глубина, с которой поднималась снасть, была около 200 метров. Мы все пристально стали смотреть в воду. Прозрачность воды была потрясающая. Вдруг в глубине мы увидели какую-то точку, она медленно начала расти в размерах и стала приобретать черты какой-то рыбы, которая активно сопротивлялась. Это была акула серебристого цвета. Ее сняли с крючка и бросили на палубу. Мы кинулись осматривать ее поближе.

      Скат и акулка.
    Конечно, нам и как всем рыбакам, хотелось бы прибавить ей несколько десятков сантиметров, так сказать «взрастить ее в словах» до больших размеров, но мы себя сдержали и поэтому реальный размер рыбы вы можете увидеть на фотографии. В подъеме снасти, естественно принимали участие и мы, причем самым активным образом. Дальше «шли» одни акулы, мы было заскучали, как вдруг увидели рыбу красного цвета. Когда ее подняли еще выше, мы поняли, что это была даже не рыба, а то, что от нее осталось, одна голова и хребет. Это был морской окунь, объеденный голодными кальмарами.

      Подъем из воды очередного ската.
       Что касается акул, оказывается, не все их виды считаются пригодными для еды, и в этом мы убедились спустя некоторое время. В прозрачной синеве моря появилась еще одна «цветная, пятнистая» рыбина. Мы уже ожидали момента, чтобы броситься ее рассматривать, но у команды были свои планы на этот счет. Молниеносным движением они сняли ее с крючка и бросили за борт. Эта акула имеет ядовитые шипы, пояснили нам, ошалевшим от такой прыти. Но, несмотря на то, что операция по снятию акулы с крючка прошла достаточно быстро, один из членов команды все же успел напороться на ее ядовитый шип. Он тут же принял меры, выдавил яд из ранки и обработал ее каким-то средством. Да, век живи, век учись. В общей сложности мы насчитали шесть видов рыбин. Это были акулы, скаты, морской окунь и рыбины с непонятным, и трудно произносимым названием.
       Пока шло активное поднимание снасти, на корме тоже шла работа. Один из членов команды разделывал рыбу. Акул и окуней потрошили и лишали головы, у ската оставили только «крылья», остальную часть тушки списали, как непригодную.

      Разделка.
      Наконец, вся снасть была поднята, вся рыба заготовлена, палуба помыта, и мы взяли курс на берег. Уже подходя к берегу, нас попросили спуститься в носовую каюту, чтобы избежать проблем с нелегальным пребыванием нас на судне. Мы не могли ослушаться и нырнули в каюту. Там царил полный холостяцкий беспорядок. Мы примостились на шконках и, стараясь не смотреть вокруг, стали прислушиваться к тому, что происходит снаружи. Судя по голосу в рации, мы вновь прошли сторожевой катер. Вот судно вошло в гавань, команда пришвартовала его, после чего заглушили двигатель. Мы сошли на берег, стараясь не слишком привлекать внимание к своему пребыванию здесь. Попрощались с командой, они вручили нам приличный пакет с уловом, сказав, что это наша пайка за работу. Уже уходя, мы бросили прощальный взгляд на бот и мысленно пожелали ему удачи. Надо пояснить, что мы верим, что любой корабль это как живое существо со своим характером и душой.

      Подготовка улова к отправке в рестораны.
       Дома в Никосии нас ждали куча любопытных глаз (чтобы посмотреть наш улов), ртов (чтобы все это попробовать) и ушей (чтобы послушать наши байки). Мы зашли гордые, пропахшие морем и рыбой, усталые странники. Раздеваясь, мы начали наперебой рассказывать о наших странствиях. Всем (в т.ч. и нам) не терпелось заглянуть в пакет. Мы прошли на кухню и принялись доставать его содержимое: акулы, морские окуни и непонятные для нас рыбины. Скаты нам не достались, т. к. их выловили очень малое количество и их ждали в ресторане. Все ахали, глядя на настоящих, пусть даже небольшого размера акул, от гордости нас распирало еще больше и хотелось сразу же выдать какую-нибудь дух захватывающую историю про сражение с этим морским хищником, но размеры, размеры рыбы не давали нам возможности развернуться во всю мощь.

      Та самая акулка.
      Мы почистили рыбу и принялись ее готовить. Мы ее и жарили, и запекали в духовке и что-то даже отварили. Потом всей дружной толпой навалились на дегустацию. Морской окунь получился даже очень вкусным, а вот акула - рыба на любителя. Кому-то ее мясо показалось немного пресным, кто-то сравнил ее с курицей, кому-то она понравилась, а кому-то не очень. Но никого равнодушным она не оставила. Вот так и закончились наши приключения, связанные с рыбалкой на Кипре.
      В заключение хотелось бы сказать, наша жизнь удивительная штука и не важно, чем ты занимаешься, ловишь ли рыбу или просто путешествуешь, что-то изучая, главное, чтобы это тебе приносило радость. 


    Удачи Вам, Наташа!

    Материалы этой статьи вы можете обсудить на форуме журнала «Катера и Яхты».


    Наверх.

    Категория: Кипр | Добавил: paspartu (30.12.2009)
    Просмотров: 21195 | Рейтинг: 5.0/2
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]