Среда, 26.07.2017, 01:50
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

САМОЛЕТОМ, ПОЕЗДОМ, МАШИНОЙ, КОРАБЛЕМ...

Категории раздела
Астрология [12]
В этом разделе представлены статьи, связанные с Астрологией.
Интересные места [19]
Живая природа [5]
Животные, растения, птицы, насекомые, рыбы и т.д. То есть те представители флоры и фауны, которых мы встречаем во время своих путешествий.
"Пилюли от страхов и суеверий". [13]
Этим циклом статей мы хотим развеять некоторые страхи и иллюзии.
Былицы и небылицы о праздниках [4]
Версии и гипотезы происхождения и символов некоторых праздников.
Владимир Колесников. Очерки. [5]
Владимир Колесников, капитан и любитель истории из города Санкт-Петербург.
Гиперборея [2]
Версии происхождения. Поиски истины.
Кипр [6]
Немного о разном
Наш кораблик [3]
Истории, связанные с нашим корабликом.
Технические подробности реконструкции катера [2]
Последовательность проведения работ и некоторые пояснения.
Меню сайта
  • Главная страница
  • Информация о сайте
  • Карта сайта
  • Каталог статей
  • Лоцманские карты и атласы
  • Фотоальбомы
  • Древний календарь характеров
  • Календарь совместимости людей
  • Координаты объектов на карте
  • Карта часовых поясов мира
  • Наши кнопки
  • Контакты
  • Погода за бортом
    GISMETEO: Погода в мире
    Что сегодня отмечаем?
    Друзья сайта
  • Катер «Гипербореец»
  • "Лодочка"
  • "Славянская ладья"
  • Форма входа
    Логин:
    Пароль:
    Поиск по сайту
    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    uCoz рекомендует
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • Оформление сайтов
  • Инструкции для uCoz
  • Каталог статей

    Главная » Статьи » Наш кораблик

    Аномалия, Михалыч и "Марфа". Часть 1.
    Аномалия, Михалыч и «Марфа».

    Часть 1.

         Осень. Мы возвращаемся в Питер из небольшой экспедиции по южному берегу Онежского озера. На борту нашего катера мы остались вдвоем. В городе Вознесенье, который расположен на истоке реки Свирь, уехали автобусом ребята из Питера. А в Лодейном поле мы отправили поездом ребят из Москвы. Осенью Ладожское озеро часто штормит, и поэтому мы решили идти по Новоладожскому каналу. В это время года он как будто погружен в дрему. Все туристические стоянки опустели. В воде плавают опавшие листья. Только волна от нашего катера пробуждает канал к жизни. Немного грустно и осенняя погода добавляет лирики в настроение. Пересекли реку Сясь. По нашему плану мы должны пересечь реку Волхов, пройти лаву (наплавной мост) в Новой Ладоге и немного погодя остановится на ночлег.

      Осенний канал.
       В то время камбуз еще находился в полубаке и запах ужина доходил в ходовую рубку и пробуждал аппетит. Не спасало даже кофе, которое стояло на штурманском столе. Чтобы отвлечься я делаю погромче музыку. Вот и Волхов еще часок и мы сядем в теплой кают компании ужинать. Вот она лава, звучит наша сирена… Немного погодя опять включаю сирену, но реакции смотрителя на лаве нет. Разворачиваем катер поперек канала и швартуемся «в укол» в берег. Наташа сошла на берег и пошла в домик смотрителя. Прошло минут пять и вот она грустная идет обратно. Что-то мне смутно подсказывало, что наши планы претерпят изменения, и от этого мой живот съежился еще сильнее от голода. Оказалось, что лава прогнила и легла на дно. Теперь ее можно было развести только подъемным краном. Есть, конечно, сразу расхотелось. Впереди была ночная «прогулка» по осенней Ладоге и как-то это совсем не радовало. По прогнозу погоды дул северо-западный ветер силой 9-10 метров в секунду, а это означало, что часов 7-мь «болтанки». Мы вышли на палубу и стали думать, как нам поступить. Усталость брала верх. Посовещавшись, решили заночевать у пирса в бывшем рыбачьем колхозе, что расположен несколько выше по течению в реке Волхов. Отдохнем, выспимся, глядишь и ветер «скиснет», даже если и не «скиснет» при свете дня как-то приятней идти.

      Пирс в рыбколхозе.
       И вот мы швартуемся у пирса. Уже зажглись уличные фонари. Наташа накрывает на стол, а я пошел искать «ночного директора». Еще не успел сойти с пирса, как мне на встречу из-за угла вышел дядечка. Мы поздоровались, я объяснил нашу ситуацию и как не странно, спокойно получил разрешение на ночлег. Вдобавок он показал, как пройти к диспетчеру за утренним прогнозом погоды. Но идти сразу к диспетчеру воспротивился мой живот. Я, конечно, пытался его уговорить, но получил категорический отказ. Хоть любопытство меня и обуревало, но с животом не поспоришь, и я пошел на борт. Плотно поужинав, посмотрев телевизор, я вновь решил сходить к диспетчеру, но мои глаза предательски смотрели на шконку (кровать) в носовой каюте. О чем я и пожаловался Наташе, в ответ мне было предложено не идти сегодня, а принять душ и лечь спать. С таким мудрым решением я спорить, конечно, не стал и сразу же подчинился.
        Мы проснулись от довольно жесткой швартовки к нам в борт другого судна. В голове пронеслись не лестные мысли о рулевом этого судна. Выйдя на палубу, я увидел парусномоторную шхуну у нас под бортом. Из ходовой рубки вышел мужичек, с остекленевшим взглядом и в одной перчатке, и высказал мне ряд предложений с пропусками. В пропусках читались не литературные слова. Суть этих предложений сводилась к тому, что мы встали на его место. Теперь представьте мое состояние, время далеко за полночь, палуба катера покрыта инеем, я из теплой постели, стою в тапочках и плавках, и какой-то мужик мне читает мораль с паузами в предложениях. Слова сами сошли с моих уст. В моих предложениях тоже появились паузы. Я высказал все по поводу его швартовки и его замечаний в наш адрес, но т.к. дело позднее предложил утром разобраться, а сейчас оставить все как есть, и пойти отдыхать. Но мужик уже без пауз мне объяснил, что у них рыба на борту и через несколько часов приедут «маклаки» (перекупщики рыбы, так их в шутку часто называют в подобных местах).

      Бравый капитан Валентин Михайлович. (фото сделано в другое время).
        Делать было нечего, и я пошел одеваться. Мы сдрейфовали вниз по причалу. Места не хватало, и мы слегка высунулись за пределы пирса. Я подумал, что если еще кто-нибудь придет, то дрейфовать будет дальше некуда. Но все обошлось и до самого утра мы спали спокойно.
        Утром мы пошли к диспетчеру. По носу у нашего катера стояла шхуна. Сразу было видно, что она здешняя, т.к. ее характерные Л образные мачты нам были знакомы. Мы их много раз видели и у этого пирса, и в Ладоге. Шхуна называлась «Марфа». Мы долго и с любопытством рассматривали ее, т.к. первый раз видели это судно так близко. В реальную жизнь нас вернул порыв холодного ветра, который совсем не предвещал хорошего прогноза погоды. Так и оказалось. В ближайшие сутки нас ждал северо-запад силой 12 метров в секунду и с порывами до 16 метров в секунду. А это означало невеселое путешествие длиной примерно в 10 часов. Наташа опять высказала мудрое решение: «Мы ни куда не спешим, после ветра всегда идет штиль. Пошли отдыхать дальше». Сразу стало легче на Душе от столь мудрого решения.
       Я затопил котел, который обогревает все судно. На борту у нас всегда есть аварийный запас дров. Благодаря котлу греется и вода в душе и главный двигатель всегда в «боевой» готовности. Жить можно. Начитавшись вдоволь книг, пообедав, мы пошли гулять. Только мы вышли на пирс, как вдруг нам на встречу идет «возмутитель» ночного спокойствия и опять в одной перчатке на правой руке. Мы поздоровались. Оказалось, что мужика зовут Михалыч, он владелец шхуны. Разговорились, он нас пригласил на свой борт. Мы поднялись на «Марфу».

      "Марфа" на якоре (фото сделано в другое время).
       С удовольствием заглянули во все уголки шхуны и были поражены продуманности всего до мелочей на ее борту. Когда же мы узнали, что она сделана на базе рыболовного бота, то наше изумление выросло еще больше. Оказалось, что Михалыч в прошлом яхтсмен, участвовал в парусных регатах и не только в наших, но и международных. Единственной перчаткой на правой руке оказался протез. Кисть он потерял по неосторожности. Это произошло вовремя испытаний яхты класса 470. Мачтой был задел провод ЛЭП 110, т.е. линия электропередачи, по которой идет ток 110 000 вольт. Поскольку он держался рукой за ванту, а ноги были в воде, то его пробило насквозь (напрямую). Выживание после такого удара током само по себе может быть отнесено к рекордам. Но это его не остановило. Событие произошло в 1974 году 24 сентября, а уже 10 февраля 1975 года Михалыч был в Туапсе на той самой яхте и рулил. Уже без кисти он продолжал заниматься любимым делом. Михалыч организовал свой яхт-клуб в городе Оленегорске на озере. Тренировал ребят и из своей инвалидности выходил через спорт. И таки вышел. После этого он еще долго участвовал в гонках вплоть до Олимпиады в 1980 года (включительно). За это время он неоднократно выполнял звание мастера спорта с одной рукой! Также он продолжал испытывать яхты. Он не соглашался быть инвалидом, более того, он не выходил на инвалидность. Лишь после окончания Олимпиады 80, парусная часть, которой проходила в Таллине, он уходит из спорта на заслуженный отдых. Михалыч вернулся в Ленинград, через некоторое время пришел в яхт-клуб ВМФ, что на Васильевском острове. Там же стал приобщать к парусному делу свою дочь Лену. Но Душа требовала масштабного проекта. И они решают создать «Марфу».
         За основу он взял ССП (средний сетевой подъемник) и полостью его переделал в этом рыбачьем колхозе. Удачная компоновка получилась потому, что сначала был сделан макет из фанеры в натуральную величину, и вся проектировка шла на нем. Лишь после этого работа пошла на самом судне. Чем больше рассказывал нам этот человек, тем большим уважением мы проникались к нему. Представьте себе, что практически все работы он выполнял сам, за исключением сварочных работ. Для этого он изготовил ряд сменных протезов-инструментов. Протез-ножовка, протез-молоток, протез-шлифовалка и т.д. За это в Новой Ладоге он получил прозвище Молоток.
        Времени было у нас много свободного, у Михалыча, похоже, тоже. Разговор плавно перетекал из одной темы в другую. И тут он рассказал, что в Ладоге им встретился катер, на борту которого находилась бабуля и молодой, лет 18-ти парень. В момент расхождения парень спросил: «На остров Сухо мы правильно идем?». На что Михалыч ответил: «Правильно». Оказывается, много судов разных размеров вынуждены были идти Ладогой в Шлиссельбург (исток реки Невы) из-за злополучной лавы. В том числе и маленькие туристические катерочки. Мы были в шоке. Дело в том, что мы стояли и обедали в канале, когда мимо нас прошел маленький синенький катерок. Из иллюминатора выглядывала бабуля в чудном платочке, а за штурвалом стоял паренек. Катер нес на себе шлюпочку, перевернутую вверх килем. Видно, что все уехали, а бабушка и паренек перегоняют его домой. Катер своим внешним видом ни как не походил на «морячка». Думаем, что и с навигацией на его борту было не густо, т.к. для движения по каналу в ней нет необходимости. Описания совпадали и мы надеемся, что они добрались домой благополучно. Сами посудите, остров Сухо с маяком находится далеко от устья реки Волхов. Его даже не видно. Лишь пройдя мористей, на горизонте появляется маленькая палочка – маяк острова Сухо.

      Возможные маршруты следования в Питер.
  • Здесь вы можете посмотреть полную карту Ладожского озера.

  •    От него до Шлиссельбурга идешь километрах в двадцати от берега. Как они могли идти там в волнение? Оказалось, что в ту осень многим пришлось проделать этот путь. Но вроде не было слышно о потерпевших крушение. Значит, всем очень повезло. Ладога не представляет серьезной опасности для парусных яхт, больших судов, но отдыхает наш народ на совершенно разных плавсредствах, некоторые из них просто не приспособлены к волнению даже 0,5 метра.
       Михалыч в ту встречу нас еще раз огорчил. Он сказал, что ветер будет дуть три дня. Если не прекратит, то затем еще три дня и т.д. Перспектива задержаться в рыбколхозе на неделю ни как не входила в наши планы. Но делать было нечего, с погодой не поспоришь. Мы гуляли, читали, смотрели фильмы. Тогда же мы узнали, что на слипе (место, где кораблики вытаскивают на берег) здесь весной можно спокойно поднять судно и обработать дно. Наш катер к тому времени простоял на воде три года и на следующее лето мы планировали подъем и окраску дна. Встретились с руководством и договорились, что весной следующего года после спуска на воду рыбацких судов они смогут нас поднять и произвести зачистку и окраску. Цена оказалась значительно ниже, чем в Питере. Это нас устраивало. Решили, что весной здесь произведем эти работы.
       Прошло три дня. Мы уже без особой надежды шли к диспетчеру. Прогноз оказался неутешительным. Но диспетчер сказал, что из Шлиссельбурга идет буксир, и для него краном будут разводить лаву. Он говорит, что если успеете проскользнуть, то дерзайте.


      Злополучная лава, но еще в рабочем состоянии.
    Мы готовы были не просто проскальзывать, а протискиваться в «игольное ушко» лишь бы не идти по штормовой Ладоге. Мы заранее пришли и встали прямо около лавы. Сходили и переговорили со смотрителем, стали ждать. Вдруг показался буксир. Кран медленно стал разводить лаву. Мы уже стояли наготове. Швартовые убраны и просто маневрировали двигателем у самой лавы. Как только буксир прошел, кран стал заводить лаву на свое место. Перед нами медленно сужался просвет. Такой удачи мы упустить просто не могли. Наташа включила сирену, а я двинул катер в сужающийся проем. Мы надеялись, что нас просто не будут «давить» и пропустят. Так, под завывания сирены, мы и протиснулись через, на время замерший, проем. Почему они так поступили с нами, осталось загадкой. Возможно, они и рассчитывали, что пока ее ставят на место, мы успеем проскочить. Возможно, просто забыли о нас. Ну да ладно. Мы «шлепали» по спокойному каналу, а не по волнам в Ладоге. Восторгу нашему не было конца.

      По утрам уже появлялся ледок в тростнике.
       Прошла зима. Мы стали думать о подъеме нашего катера. Решили съездить в Новую Ладогу и уточнить, не произошло ли изменений за зиму и когда нам пригнать катер. Приехали в рыбколхоз (бывший) на территории которого ныне располагается предприятие «Ново Ладожская верфь». Согласовали все вопросы с руководством, а уже на выходе встретились с Михалычем. Он нас пригласил к себе домой. В его лице читалось, что наш отказ может его обидеть. Так мы оказались у него дома и познакомились с его семьей. Оказалось, что его жена, Полина Гурьяновна, еще в детстве была призвана в один из самых мощных коллективов, того времени, в Омский русский народный хор. Она была очень талантливым ребенком. Она и пела, и плясала. Со своим хором много гастролировала, в том числе ездила на Олимпийские игры в Австралию в 1956 году (Мельбурн). В то время не каждый коллектив удостаивался чести сопровождать наших Олимпийцев на соревнования. С танцевальным коллективом этого хора она объездила практически весь мир. Позже, по приглашению руководителей ансамбля песни и пляски Ленинградского военного округа, она переезжает в Ленинград. Ансамбль постоянно занимал призовые места на всевозможных конкурсах. С этим коллективом она также гастролировала и по стране, и по миру. Она была солисткой. Из него и ушла на пенсию. За движениями Полины Гурьяновны можно просто молча наблюдать и любоваться. Нам в голову не приходило, что самые обычные бытовые движения, могут быть выполнены столь изящно. Поворот головы, движение кисти руки, осанка, все несло еле уловимый отпечаток прошлой жизни и от этого становились очаровательными. На обратном пути мы долго молчали, были полны впечатлений. В голове трудно стыковались детали жизни этих людей. Концертная жизнь и постройка катера, яхтсмен без кисти руки и многое, многое другое. Плюс ко всему Михалыч поведал нам об аномальном месте недалеко от устья реки Волхов. Так обычное техническое согласование превратилось в целый пласт мыслей и породило массу вопросов и устремлений.

  • Читать вторую часть
  • Наверх.

    Категория: Наш кораблик | Добавил: paspartu (04.12.2009)
    Просмотров: 4197 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 2
    1  
    Эту статью можно обсудить на форуме.

    2  
    Удачи, Владимир! Единственное пожелания, обсуждать лучше после прочтения второй части этой статьи. Мы тоже присоединимся, по возможности. Спасибо. smile

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]