Среда, 26.07.2017, 01:48
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

САМОЛЕТОМ, ПОЕЗДОМ, МАШИНОЙ, КОРАБЛЕМ...

Категории раздела
Астрология [12]
В этом разделе представлены статьи, связанные с Астрологией.
Интересные места [19]
Живая природа [5]
Животные, растения, птицы, насекомые, рыбы и т.д. То есть те представители флоры и фауны, которых мы встречаем во время своих путешествий.
"Пилюли от страхов и суеверий". [13]
Этим циклом статей мы хотим развеять некоторые страхи и иллюзии.
Былицы и небылицы о праздниках [4]
Версии и гипотезы происхождения и символов некоторых праздников.
Владимир Колесников. Очерки. [5]
Владимир Колесников, капитан и любитель истории из города Санкт-Петербург.
Гиперборея [2]
Версии происхождения. Поиски истины.
Кипр [6]
Немного о разном
Наш кораблик [3]
Истории, связанные с нашим корабликом.
Технические подробности реконструкции катера [2]
Последовательность проведения работ и некоторые пояснения.
Меню сайта
  • Главная страница
  • Информация о сайте
  • Карта сайта
  • Каталог статей
  • Лоцманские карты и атласы
  • Фотоальбомы
  • Древний календарь характеров
  • Календарь совместимости людей
  • Координаты объектов на карте
  • Карта часовых поясов мира
  • Наши кнопки
  • Контакты
  • Погода за бортом
    GISMETEO: Погода в мире
    Что сегодня отмечаем?
    Друзья сайта
  • Катер «Гипербореец»
  • "Лодочка"
  • "Славянская ладья"
  • Форма входа
    Логин:
    Пароль:
    Поиск по сайту
    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    uCoz рекомендует
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • Оформление сайтов
  • Инструкции для uCoz
  • Каталог статей

    Главная » Статьи » Владимир Колесников. Очерки.

    На берегах Желтой бухты.

    На берегах Желтой бухты. История случайной поездки.   

     
       Собственно, поездка эта не была какой-то особенной, и ничем не выделялась в ряду других таких же… Просто бывают иногда моменты в жизни, когда испытываешь необъяснимую безотчетную радость от вида восходящего солнца, шепота ветра в листве, потрескивания костра, общения с друзьями… Словом, когда радуешься жизни и наступающему дню, и не думаешь ни о каких житейских проблемах… Зачастую такие дни, ничем не примечательные, запоминаются надолго. Поездка, о которой пойдет речь, как-то очень удачно совпала с таким настроением.
     
    «…Не все утрачено, пускай утрат не счесть,
         Пусть мы не те, и не вернуть тех дней,
         Когда весь мир лежал у наших ног;
        Пускай померк под натиском судьбы Огонь сердец,
        все тот же наш завет: «Бороться и искать, найти и не сдаваться!..»
                                                                                 (Альфред Теннисон)
     
      Ехать в случайно выбранном направлении, без особого плана поездки и без конечной цели путешествия – для меня лично такое было впервые. То есть можно, конечно, бесцельно бродить по улицам, убивая время, или бесцельно кататься на лодке по прудам ЦПКиО имени Кирова, но ехать на машине не одну сотню километров по незнакомой дороге, имея смутную цель где-нибудь отдохнуть на берегу и полюбоваться закатом – так еще не доводилось путешествовать. Впрочем, сидя на заднем сиденье старенькой «пятерки», скрипящей всеми своими сочленениями на скорости сто десять километров, и стараясь не думать о том, что будет с пассажирами, ежели (не дай Бог) тормоза откажут, все же пытался наметить и отследить какое-нибудь подобие маршрута.

      Тем паче, что наш водитель Вова, светлой памяти которого мне хотелось бы посвятить эти строки, о маршруте и конечной цели имел еще более смутное представление, чем трое его пассажиров. Дорога, с положенным «местами и немного» асфальтом петляла среди сосен по берегу Финского залива, из магнитолы хрипел Юрий Шевчук, а впереди была неизвестность… По слухам, извилистые дороги строились финнами – из соображений, чтобы советским штурмовикам сложнее было выйти в атаку на автоколонну, а прямые автострады с далеко выведенным по сторонам лесом – это уже идея советского министерства обороны – как резервный аэродром для тяжелых бомбардировщиков. Если исходить из этой теории, то мы предпочли прямой и широкой Выборгской трассе, пригодной для посадки самолетов, извилистую «финскую» Нижнюю трассу – из соображения красивых видов по сторонам, а вовсе не в бережение от возможной штурмовки с воздуха.
      Стоит сказать, что поездке предшествовал долгий утренний спор. Летние автомобильные поездки для нашей команды нехарактерны, недолгий летний сезон используем, в основном, для водных походов катерами по Невской губе, да и погода в тот день радовала безветрием, которое водномоторники, в отличие от яхтсменов, ценят весьма. И все же победила то ли жажда новых впечатлений, то ли большинство голосов, но от идеи водного похода отказались в пользу автомобильной поездки. В итоге походное снаряжение перекочевало из трюма катера в багажник автомобиля, недолгое петляние по городу с целью закупки съестных припасов – и вот уже серая лента дороги с размаху кидается под капот, а глаза судорожно пытаются поймать названия географических объектов на придорожных указателях – точность навигации прежде всего!
      За дюнами Сестрорецка, за зеленью, укутавшей дачные Комарово и Репино, за городом-парком Зеленогорск, потянулась «терра инкогнита». Дальше Зеленогорска никому из нас по «нижней трассе» бывать не доводилось, и мы с интересом оглядывали незнакомые места, восхищаясь красными красавицами-соснами и видом периодически открывающегося штилевого залива. Впоследствии мне неоднократно доводилось ездить этой дорогой, но такого сильного впечатления, как от первой поездки уже не было… Дорога как дорога… Промелькнули бетонные заборы форта Ино, возникло предложение осмотреть его руины, но жажда странствий уже увлекла всех, и решили руины оставить на будущее, а настоящий день посвятить-таки поискам новых мест и (как знать?) новых приключений. По дороге в никуда можно ехать бесконечно. Однако, соотнося скорость движения нашего транспортного средства с масштабом карты, штурман похода и автор этих строк счел нужным предупредить, что еще немного, и мы въедем в славный город Приморск, где местные жители вряд ли правильно поймут четверых чудаков, расположившихся на берегу со спальными мешками и прочими походными принадлежностями.
      Чувствуя себя аргонавтами, наугад свернули с трассы на проселочную дорогу, ведущую в сторону залива. Собственно, две поросшие травой рытвины, пересекающие овраги, образованные небольшими ручьями, даже дорогой назвать сложно, но, тем не менее, эти рытвины вполне проходимы даже для «пятерки». Ныряя на ухабах, петляя среди деревьев, выехали на берег залива… и онемели… Залитый солнцем штилевой залив простирался до горизонта, на котором угадывались очертания Большого Березового острова и силуэты «эстэкашек», идущих в пролив Бьеркезунд, а все близлежащее побережье представляло собой царство камней, от небольших валунов до пирамидальных скал метра четыре высотой.


       Поросшие сосновым лесом берега скрывали признаки человеческого жилья, а прямо из-под ног в море уходила прямая, как стрела, песчано-галечная коса длиной метров триста, образованная волнами залива. А сам залив напоминал жидкое стекло – ни одной морщинки на идеальной глади, и ни одного дуновения ветерка…


      Словом, мы так увлеклись открывшимся видом, что не обратили внимания на колеса машины, стоявшей на прибрежном песке, которые понемногу стали в этот песок погружаться… При попытке тронутся с места машина порядком забуксовала, а проехав несколько метров вообще «села на брюхо». Подкладывание под колеса раскиданных в округе веток (явных следов чьей-то предыдущей буксовки) к особым результатам не привело, пришлось откапывать песок руками (еще неопытный в этих делах Вова лопаты с собой не возил), и практически на руках выносить машину на более подходящий грунт. Наших трех человечьих сил было явно недостаточно, и на помощь пришла наша четвертая участница Света. На удивление (то ли действительно маленькая прибавка сил сыграла, то ли нам стыдно стало, что единственная представительница прекрасного пола стала бампер отрывать) но мы приподняли-таки груженую машину, и поставили на полметра в сторону. И еще метров двести толкали обратно – до более твердого грунта.
      Отыскав на берегу старое кострище, выложенное камнями, и оценив открывающийся с этого места вид, решили больше не петлять по незнакомой местности, рискуя «посадить» старенький «Жигуль» уже более основательно.

       Вблизи выбранного места протекал небольшой живописный ручей, мелодично журчащий, вокруг росли сосны, что тоже вполне отвечало эстетическим требованиям, и было еще свежее кострище, в какой-то мере снимавшее угрызения совести за разводимые в нетронутых уголках природы костры. Конечно, «нетронутым» этот уголок был лишь в нашем воображении, поблизости имелась помойка с многолетними наслоениями мусора, на деревьях были зачем-то понавешены пластиковые бутыли… Но если отвлечься от всех этих досадных следов цивилизации – природная красота, звуки и запахи, завораживали, заставляя забыть о каких-то житейских передрягах…

      Пока мы любовались природой, и размышляли об истоках бытия, четвертый участник нашей поездки, Дима, задал каверзный вопрос: где, собственно говоря, мы находимся? Я, конечно, ждал вопроса, но, наслаждаясь отсутствием цивилизации, как-то не ожидал, что буду так грубо прерван. Отвечать очень не хотелось, ибо, признаюсь честно, я слегка заблудился. Ну не отмечены все эти проселки на стандартной туристической двухверстке! Дабы не уронить авторитета признанного штурмана, уверенно сообщил, что находимся мы на берегу бухты Дубковая, все идет согласно графика и т.д… Да, по большому счету, какое это имело значение!
      Наскоро организовав привал, и перекусив, чем Бог послал, приступили к изучению местности. Громко журчащий, словно пытающийся рассказать что-то, одному ему известное, ручей, вытекал из лесной чащи, и живо прыгал по камням, отражая еще высокое солнце сотнями бликов.


      Вода на вкус была чистой, а на цвет – прозрачной, и, "ничтоже сумняшеся", мы с Вовкой стали употреблять ее по прямому назначению, то бишь пить по мере наступления жажды, в отличие от остальных членов команды, довольствовавшихся нашими скудными запасами питьевой бутылочной воды. Ну не мог такой красавец-ручей нести какие-то вредные примеси! Ко всему прочему, автор строк был в тот день скорбен приступом пульпита, и полоскать рот приходилось волей-неволей. Ожидания оправдались, и никаких вредных последствий, вопреки скепсису некоторых товарищей, потребление чистой (как мы надеемся) лесной воды на организм не оказало. Ручей протекал вблизи каменных и бетонных, поросших мхом фундаментов, как мы предположили – финского хутора (уж очень характерные остатки сделанного из камней погреба, видел такие же в Манола). И здесь же мы наткнулись на интересный артефакт, который обозвали «электрическим деревом». Из ствола старой ели торчали куски обрубленного силового кабеля. Торчали крепко – видимо, вросли очень-очень давно.


      Тут же возникли предположения о творениях генной инженерии и результатах деятельности пришельцев. Следует сказать, что все мы категорически не верим ни в пришельцев, ни в какие-то мистические бредни, но почему-то частенько любим «потрепаться» на такие темы. Как дети, которые друг другу «страшилки» рассказывают. Знаешь, что неправда, но интересно! Особенно такие рассуждения хороши вечером у костра, когда природа вокруг засыпает, до цивилизации далеко, какие-то неопределенные звуки доносятся из чащи… Впрочем, обо всем по порядку.
      Уходящая в море галечная коса, по которой мы прогуливались ближе к вечеру, в обычное время, когда на заливе присутствует хотя бы маленькая волна, по-видимому, недоступна. За какой-то час, пока мы сходили на оконечность косы, легким ветерком развело небольшую рябь, которая стала перекатываться через поверхность косы. Как-то жизнерадостно тот вечер прошел, удалось-таки стряхнуть все заботы, и ни о чем не думая неспешно бродить по берегу, забираться на громадные валуны, слушать шорох ветерка, и даже сомнительный «аромат» гниющих водорослей навевал какую-то романтику… Даже когда Вовку изрядно пожрали осы, он философски воспринял это, как нечто, неотделимое от окружающей природной красоты.
       Когда над заливом опустилась ночь, почти черная, с редкими звездами, мы довольно долго сидели у костра, который отгонял ночной мрак, отблесками выхватывая из темноты то часть окружающей место стоянки растительности, в которой уже копошились какие-то ночные звери, то сверкал на бампере припаркованной рядом машины.
       Спальные места распределили таким образом, что двое самых малорослых каким-то образом разместились в салоне «Жигулей», а двое других, по старой «фортечной» привычке, расстелили спальные мешки на земле, поблизости от костра. Все участники мероприятия как-то быстро отошли ко сну, намаявшись за день, а мне не спалось – «ныл» упомянутый зуб, неизвестная ночная зверюга шебуршала кустами в трех шагах от костра, который начал уже прогорать. К тому же, полезли в голову разные «страшилки», которыми делились накануне. Самому себе было стыдно признаться, но первобытной какой-то жутью повеяло от окружающей темноты, подступавшей к прогоравшему костру все ближе. Странное ощущение – необоснованная жуть, и в то же время интерес какой-то – интересно же, когда жутко! Зверюга в кустах тоже действовала на нервы – как-то не улыбалось мне, чтоб непонятное животное стало меня обнюхивать, когда я усну. Выбравшись из спальника и взяв топор – старенький, проверенный, неизменный спутник во всех походах – отправился заготовлять дрова. Попутно «шуганул» зверя – в темноте не очень понятно, кто такой задал стрекача по пляжу, похож на собаку… Нарубив сухих веток и пополнив запасы воды из ручья, снова забрался в мешок, и даже каким-то образом умудрился слегка погрузиться в объятия Морфея. Вроде бы даже что-то снится начало… Кто-то громко позвал меня по имени. Открыв слипающиеся глаза, в первую очередь посмотрел на часы – ровно три ночи. Повернув голову, увидел сидящего у костра Диму. В костер был свален весь запас дров, высокое пламя освещало окрестности.


      Напарник, очевидно, тоже боролся с разбушевавшимися дремучими инстинктами (хоть прямо этого и не сказал), а в кустах вновь светились глаза настырной зверюги. Вспомнился известный мультик про котенка по имени Гаф: «Ты чего тут делаешь? – Боюсь! – А давай бояться вместе!» Зуб мой, почувствовав, что хозяин проснулся, заболел с новой силой. За секунду в голове пронеслось большое количество непечатных выражений. Ну чаво ещё? – Там кричит кто-то. – сообщил Дима. Прислушавшись к ночной тишине, я действительно различил далекий женский голос. Ну и что? Ночь у кого-то бурная в стогу. Хотел я обратно в спальник залезть, но не тут- то было – отпустившая на пару часов зубная боль снова скрючила челюсть, пришлось одеваться и заниматься полосканием полости рта. Воспользовавшись моментом, напарник шустро нырнул в спальник, и со спокойной совестью захрапел. Вот гад, вахту сдал! – подумалось. Однако спать уже было невозможно, пришлось принять вахту и снова заняться заготовкой дров. Дабы не извлекать из глубин сознания дремучие инстинкты, решил для начала подружиться с таинственной зверюгой в кустах, отыскал ведро, в котором хранились остатки шашлыка, дабы угостить ночного гостя, но обнаружил, что наглый гость успел раньше – ведро опрокинуто, шампуры раскиданы по окрестности, мясо, соответственно, отсутствует. Помянув недобрым словом и зверя и напарника, отправился на заготовку дров – вспомнилось, что невдалеке видел днем приличную сухостоину. Окружавшая тьма, вдали от костра оказалась не такой уж непроницаемой – в свете ущербной луны вполне можно было различить дорогу, чтоб не провалится в какую-нибудь яму. Присев на берегу ручья, я довольно долго слушал его журчание, уносясь мыслями в какие-то неведомые дали, пока далекие крики, встревожившие напарника, не вернули сознание к действительности. Действительно, странно и жутковато слышать в обступившей ночи непонятные звуки. Где-то доводилось читать, что вблизи разных аномальных явлений люди испытывают необъяснимую тревогу. В этот момент, несмотря на свой скепсис, я мог поверить во что угодно! Поискав глазами летающую тарелку, и не найдя таковой, автор обозлился на весь белый свет, на товарищей, которые дрыхнут – хоть бы что, на зуб, заболевший накануне поездки, на идиотов в ночи, что орут на ползалива, и на собственные дурацкие мысли, неизвестно откуда возникшие… Из опыта походов давно вывел теорию, что бояться можно только неадекватных людей, которые, увы, иногда встречаются, природа же худого не сделает. И от этого еще больше обозлился. Насобирав хвороста, решил оставить сухостой в покое, а костер не поддерживать – нечего им там греться на халяву! Поняв, что спать уже не придется, отправился на берег залива – встречать рассвет. И не пожалел. Прислонившись спиной к росшей на берегу сосне, глядя в черноту залива и огоньки далеких судов, периодически задремывая под неопределенные ночные звуки, дождался появления первых признаков рассвета. Сам восход солнца виден не был, ибо эта часть горизонта была скрыта берегом, но вспыхнувшая вдруг необыкновенная чистота рассветных красок и проявляющиеся вокруг очертания предметов, как на фотобумаге в проявителе – все эти признаки вновь зарождающегося дня несли какую-то необъяснимую радость, как ветром сдувая непонятную жуть минувшей ночи. Как жаль, что в обычной будничной суете мы пропускаем эти хрупкие минуты! Хотелось крикнуть что-нибудь радостное, пробежаться по розовой полосе прибрежного песка, вдохнуть полную грудь этого воздуха, насыщенного утренним светом!


      Пытаясь хоть как-то сохранить эти волшебные моменты, достал видеокамеру, и минут десять бродил с ней по камням среди сосен, пытаясь таким примитивным способом сохранить и передать ощущения этого кратковременного восторга. Естественно, бесполезно… Спустя годы, просматривая эти записи, ощущаешь лишь воспоминания о чем-то прекрасном. И грусть оттого, что много еще всего будет в жизни, но именно ЭТОМУ уже не повторится. Проснувшиеся товарищи, которым я попытался пару часов спустя передать возникшие на берегу ощущения, посетовали слегка, что я их не разбудил. Впрочем, утренняя прогулка по просыпающемуся лесу, вдоль поющего свою вечную песнь ручья, вполне компенсировала это недовольство. Ко всем вернулось беззаботное дурашливое настроение, изрядно повеселились над ночными событиями. То, как Дима хитро передал мне вахту, до сих пор остается одним из веселых воспоминаний той поездки.


      К обеду на небе стали собираться тучи, мы собрали оставшийся мусор, и покинули гостеприимный уголок. Пытаясь не попасть под дождь, соревнуясь в скорости с догоняющими тучами, мы на этот раз выбрали «верхнюю» трассу, прямую и скучную, как полет одинокой вороны. До Питера добрались довольно быстро, и вечером, идя под моросящим дождем к стоматологу, я уже как-то смутно представлял, что каких-то десять часов назад мне хотелось кричать от восторга при виде начинающегося дня. Дома, изучая более подробную карту этих мест, пришли к выводу, что находились-таки мы на полуострове между бухтами Малоостровская и Желтая. Впрочем, это только предположение. Да и, по существу, какая разница? Через два года эта поездка уже забылась, и слилась с чередой других подобных поездок. Ровно через два года наш бессменный шофер и близкий друг Вовка совершенно нелепо погиб в автомобильной аварии. С тех пор сделанную в этой поездке видеозапись я могу смотреть лишь фрагментами – там, где нет нашего друга – живого, смеющегося, дурачащегося… И еще мне жаль, что совершенно не запомнил это место поворота с трассы – не избавится от ощущения, что стоит только все повторить, и приехать на это место снова – и все вернется на круги своя… Хоть и понимаю разумом, что все это бред, а прошлое уходит от нас – навсегда!

    Владимир Колесников.



    С другими работами Владимира Колесникова вы можете познакомиться на сайте : www.boat.ucoz.ru
    Категория: Владимир Колесников. Очерки. | Добавил: paspartu (01.04.2010)
    Просмотров: 3799 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/1
    Всего комментариев: 3
    3  
    Признаюсь. Это я ! smile

    1  
    Как непосредственный участник данной экспедиции могу подтвердить всё вышесказанное. Думаю, что лучше и не напишешь.

    2  
    Так-так! Получается, что вы - Дмитрий. Значит, мы знаем ночного, мудрого, вахтенного?

    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]