Вторник, 25.07.2017, 19:50
Приветствую Вас Гость | Регистрация | Вход

САМОЛЕТОМ, ПОЕЗДОМ, МАШИНОЙ, КОРАБЛЕМ...

Категории раздела
Астрология [12]
В этом разделе представлены статьи, связанные с Астрологией.
Интересные места [19]
Живая природа [5]
Животные, растения, птицы, насекомые, рыбы и т.д. То есть те представители флоры и фауны, которых мы встречаем во время своих путешествий.
"Пилюли от страхов и суеверий". [13]
Этим циклом статей мы хотим развеять некоторые страхи и иллюзии.
Былицы и небылицы о праздниках [4]
Версии и гипотезы происхождения и символов некоторых праздников.
Владимир Колесников. Очерки. [5]
Владимир Колесников, капитан и любитель истории из города Санкт-Петербург.
Гиперборея [2]
Версии происхождения. Поиски истины.
Кипр [6]
Немного о разном
Наш кораблик [3]
Истории, связанные с нашим корабликом.
Технические подробности реконструкции катера [2]
Последовательность проведения работ и некоторые пояснения.
Меню сайта
  • Главная страница
  • Информация о сайте
  • Карта сайта
  • Каталог статей
  • Лоцманские карты и атласы
  • Фотоальбомы
  • Древний календарь характеров
  • Календарь совместимости людей
  • Координаты объектов на карте
  • Карта часовых поясов мира
  • Наши кнопки
  • Контакты
  • Погода за бортом
    GISMETEO: Погода в мире
    Что сегодня отмечаем?
    Друзья сайта
  • Катер «Гипербореец»
  • "Лодочка"
  • "Славянская ладья"
  • Форма входа
    Логин:
    Пароль:
    Поиск по сайту
    Статистика


    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0
    uCoz рекомендует
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • Оформление сайтов
  • Инструкции для uCoz
  • Каталог статей

    Главная » Статьи » Владимир Колесников. Очерки.

    Проклятое место? (форт «Зверев»).

    Проклятое место? (форт «Зверев»).


    «…Сочинил ли нас царский указ?
    Потопить ли нас шведы забыли?
    Вместо сказки в прошедшем у нас
    Только камни да страшные были…»
    (И.Анненский)

      Вид на форт «Зверев» с юга.
        «Проклятым местом» в шутку мы иногда называем одно из излюбленных мест отдыха в непосредственной близости от Санкт-Петербурга – Кронштадтский островной форт «Зверев». Действительно, это место, которому сильно не повезло, даже в сравнении с другими Кронштадтскими фортами, судьба которых весьма незавидна, оказывает довольно сильное впечатление на «свежих» людей. И это первое впечатление – очень мрачное. Дело в том, что в конце 60-х – начале 70-х годов 20-го века форт подвергся грандиозному техногенному разрушению. Споры о природе этого разрушения ведутся и поныне, а точной и однозначной информации по этому вопросу пока что не обнаружено. Есть лишь косвенные свидетельства, да наглядные результаты этого разрушения. Значительная часть помещений форта уничтожена в результате сильнейшего объемного термического воздействия, в результате которого кирпич стен превратился в стекло, и потоки этой раскаленной лавы текли по коридорам и казематам, а затем застыли разными причудливыми образованиями. Впрочем, обо всем по порядку.

      Уничтоженные огнем помещения. На полу – потоки застывшей лавы, в которую превратился кирпич стен в результате пожара.
        Проектирование и строительство северных островных батарей велось с учётом опыта Крымской кампании, в ходе которой англо - французские войска овладели городом Севастополь и уничтожили весь российский флот на Черном море. В то же время англо – французская эскадра под командованием адмирала Нэпира блокировала с моря подступы к Санкт-Петербургу. И хотя, существовавшие на то время Кронштадтские форты были в достаточной степени устаревшими, Нэпир не решился на проводку свое эскадры под огнем фортов, ограничившись лишь морской блокадой. Но опасность такого прорыва сохранялась, и зимой 1855-56 годов на практически незащищенном Северном фарватере было начато «с величайшим поспешанием» возведение пяти батарей на искусственных насыпных островах. Впрочем, война в скорости закончилась, но строительство долговременных фортов продолжалось. В 1857 году в дополнение к строящимся пяти батареям было начато строительство еще двух, получивших наименование «Батарея №10» и «Батарея №11». В ходе строительства нумерация фортов поменялась, и батарея №10 стала носить наименование «Морская северная батарея №4 форт «Зверев». О последнем и пойдет речь.


        Назван форт был в честь одного из строителей инженер – генерал – майора К.Я.Зверева. Строительство велось по уже отработанной в то время технологии : зимой на льду залива сооружали деревянные срубы, так называемые, ряжи, заполняемые изнутри камнем. По мере таяния льда, ряжи опускались на грунт, образуя собой остров. Промежутки между ними заполнялись камнем и усиливались сваями. Материалы для строительства зимой доставлялись по льду на подводах, летом – на баржах. Можно только подивиться грандиозности ручного труда тысяч солдат и крепостных, в результате которого над волнами Финского залива вырастал искусственный остров. История не сохранила ни имен рядовых участников, ни имен жертв, которые наверняка были на таком грандиозном строительстве. Рабочие жили в бараках, устанавливаемых зимой на льду, а летом – прямо на ряжах, окруженных морем. Теснота, антисанитария и каторжный труд, нашедшие отражение даже в художественных произведениях: «…кругом – отмели в кустах, тоска и ветер, зернь-пески, кресты матросские, косо летит над Кроншлотом чайка… В стылой воде, льдины окаянные, разводя, бухали солдаты «бабу» - сваи в песок забучивая. Водка уже не грела. Глотали её, как водицу. Только знали себе: ах да ах! И взлетала над морем «баба». Самодельная, в семь пудов. Да никто её не вешал, может, и больше она… (В.Пикуль, «Слово и дело»)…»
        Кстати, выбор места постройки был не случайным – будущий форт находился на восточной кромке Северного фарватера, т.е. в случае попытки прорыва неприятельского флота основная нагрузка в обороне ложилась именно на «Зверев». Остров возводился прямо на остове затопленного три года назад фрегата – последний, в числе прочих кораблей, был специально затоплен на Северном фарватере для препятствия проходу вражеских кораблей.

      Арка входа во внутренний дворик форта.
    Остров вырастал. В отличие от своих более старых номерных собратьев, форт имел отличающуюся конфигурацию и большую площадь поверхности острова. Форма в виде буквы «Т» позволяла установить орудия таким образом, чтобы вести не только фронтальный, но и фланговый огонь, что, в значительной степени, повышало боеспособность форта. Руководил проектированием и строительством новых фортов талантливый фортификатор, герой Севастопольской обороны, генерал-адъютант граф Э.И.Тотлебен. Курировал строительство сам император Александр Николаевич, неоднократно лично посещая строящиеся форты. Не исключено, что наблюдение за условиями жизни и работы подневольных строителей сыграло определенную роль при подписании известного указа 1861 года, за которое император получил негласный титул «Освободителя» (что, однако, не спасло его от «бомб народовольцев»).

      «Визитная карточка» форта – заводская табличка на кране с датой его изготовления.
    Камни для строительства доставлялись по воде из Выборга. Некоторые суда не достигали пункта назначения – одно из таких деревянных судов, груженных тесаными каменными глыбами размером 3х1,2 м., обнаружили участники проекта «Тайны затонувших кораблей» в 1999 году к северо-западу от Сестрорецка.
        Над поверхностью острова вырастали кирпичные, облицованные гранитом казематы. В трех фронтальных, соединенных общим земляным бруствером, казематах расположились шесть 11-ти дюймовых орудий, которые составили основное вооружение форта. Для ведения флангового огня в боковых галереях горжевой части расположились шесть 8-ми дюймовых нарезных и четыре 10-ти дюймовых гладкоствольных пушки. Также, в соответствие с тогдашней теорией ведения войны на море (кстати, оправдавшей себя в 1877 году на Дунае, когда попаданием единственного мортирного ядра был отправлен на дно турецкий корвет «Люфти Джалиль»), для осуществления навесного огня были созданы две батареи 6-ти дюймовых мортир. По пять орудий каждая, расположенных открыто за бруствером. Для своего времени форт представлял собой весьма грозную боевую силу.
        Также внимание было уделено качеству архитектурной отделки, о чем свидетельствуют частично сохранившиеся до наших дней карнизы, тумбы, парапеты, чугунные ограды… Хорошо видно, что строители придавали значение не только функциональности сооружения, но заботились и об эстетической стороне… Чего так не хватает их потомкам…

      Архитектурные «излишества».
    Кстати, интересен факт, что на «Звереве» впервые в России был успешно применен асфальт – как строительный материал. Асфальтом, столь привычным в наше время, были залиты полы казарм – в виде эксперимента.
        В горжевой части, на причале, был установлен чугунный кран завода Берда грузоподъёмностью 19,2 т. для погрузки боезапасов и прочих тяжелых грузов с подходивших судов. Как и современные «Звереву» форты, остров был окружен каменным кольцевым молом, в котором строители оставили два прохода для захода судов в образованную этим молом гавань. К 1868 году строительство форта было полностью закончено. Даже сейчас, спустя полтора века, поражаешься тщательности отделки и облицовки казематов, грандиозности проведенных практически вручную работ.

      Чугунный кран, сохранившийся и поныне.
        Морское вооружение развивалось, и к концу 1870-х годов форт своей конструкцией, а, главное, казематным расположением артиллерии, имевшей очень небольшой сектор обстрела, перестал отвечать современным требованиям. Для установки более тяжелых орудий, остров увеличили в размерах, отсыпав по периметру камнем и укрепив сваями. Амбразуры фронтальных казематов замуровали камнем, а весь передний фас обваловали землей, превратив, таким образом, артиллерийские казематы в хранилища боезапасов для новых орудий. Галереи в горжевой части также лишили орудий и переоборудовали под жилые помещения личного состава. Артиллерийское же вооружение, которое составили 11-ти дюймовые нарезные орудия Круппа, перенесли на бруствер. Впоследствии, производство таких орудий освоил Обуховский завод, и основная часть фортов была вооружена орудиями отечественного производства. Также на бруствере были построены дальномерные павильоны для «индикаторных приборов Петрушевского».

      Амбразура казематной пушки.
    Однако, к началу 20-го века старому форту вновь стало требоваться перевооружение. Конструкцией он уже перестал отвечать требованиям современной войны. В 1901 году вооружение с форта было демонтировано, на территории построены дополнительные здания, проложены рельсовые пути и организован склад морских мин. Какое вооружение имел форт к началу Первой мировой войны точно не установлено. Не сделав ни одного выстрела по противнику, форт пережил передряги мировой войны и революций 1917 года. Были ли какие-нибудь волнения среди гарнизона форта в период революций не известно. Имеются сведения, что на начало 1918 года вооружение форта составляли всего лишь два 120-ти мм орудия. С таким вооружением форт вошел в Карельский сектор Петроградской оборонительной группы войск. Также, в связи с повышением боеготовности крепости, на форту были установлены проволочные заграждения. В то время действительно существовала реальная опасность штурма фортов белогвардейскими или белофинскими войсками.
       28 февраля 1921 года гарнизон форта примкнул к гарнизону Кронштадтской крепости, обратившемуся с воззванием к трудящимся России, прямо обвиняющим большевиков в предательстве дела революции. В Кронштадте были арестованы наиболее видные партийные деятели, а выход из партии рядовых членов стал носить массовый характер. Всё это вошло в историю под названием «Кронштадтского мятежа». Огнем своих орудий форт участвовал в отбитии нескольких штурмов Кронштадта правительственными войсками. Однако, 18 марта, в результате более тщательной подготовки штурма, форт был взят частями 7-ой армии, по-видимому, не оказав серьёзного сопротивления. Кто являлся командиром форта, и каков был численный состав гарнизона – неизвестно. Но, по всей видимости, гарнизон был весьма невелик.

      Фундамент под 120-мм орудие.
    Уже в 1922-м году форт снова проходит перевооружение, и его огневую мощь составляют уже четыре 120-ти мм орудия, а в 1923-м командиром батареи назначается краском Кабанов – в будущем – генерал и командир героического гарнизона полуострова Ханко в 1941 году. Своим первым впечатлением от форта С.И.Кабанов поделился в мемуарах:
        «…Час спустя на искусственном гранитном островке в заливе, не успев еще оглядеться, я представился командиру батареи. Едва дослушав меня, он сказал:
    — Вот тут и будете жить. В этом каземате. Когда-то здесь стояла гладкоствольная пушка, которую заряжали с дула. Теперь это ваш кубрик. (…) Прежде всего, он показал мне форт: его тесные внутренние дворики за гранитной аркой с медными литерами на камне «Батарея № 4, Зверев, 1857 год», впрочем, оставившими меня равнодушным — не силен я тогда был в военной истории России; его приземистые мрачные казармы; его слепые, без окон, продолговатые строения боевых погребов, скрытые от постороннего глаза под земляным бруствером, — мы прошли в эти погреба, где в образцовом порядке лежали снаряды неизвестных мне калибров. На бруствере стояли четыре красивых пушки на тумбах, защищенные щитами из толстой брони. Новиков объяснил мне, что это корабельные орудия 120-ти миллиметрового калибра с затворами системы «Виккерс», точно, как на новых линкорах. (…) Таково было первое зрительное представление о морских фортах, полученное мною в то октябрьское утро двадцать третьего года..."

      Умывальная личного состава. Металлические части и арматура, еще недавно тут бывшие, срезаны.
        Условия службы на фортах были весьма нелегким. По воспоминаниям того же Кабанова, выбраться на несколько часов в Кронштадт, впервые за несколько месяцев, не удавалось даже ему – командиру, а о рядовом составе и говорить нечего – только служба, служба, служба… Характерно, что практически все авторы воспоминаний, делясь первым впечатлением от форта, называют его «тюрьмой», то есть, по-видимому, форт производил весьма гнетущее впечатление на всех вновь прибывших.
        В середине 30-х годов форт дополнительно довооружается – на его левом фланге возводится батарея для четырех противоштурмовых универсальных орудий калибра 76-ти мм, на правом фланге строится так же четырех орудийная зенитная батарея, строятся три долговременных огневых точки на три пулемета каждая, а также три командных пункта – для трех батарей, соответственно. В одном из казематов оборудуется центральный пост, связанный с КП 120-ти мм батареи вертикальной шахтой сообщения. В зимнее время гарнизон форта несет пограничные функции, патрулируя закрепленный участок замерзшего залива.

      Вид на командно-дальномерный пост в средней части форта. Очевидно, этот КДП использовался для управления огнем зенитной батареи, расположенной справа от поста.
    С началом советско-финской войны форт приведен в повышенную боеготовность. Известно, что артиллерия фортов участвует в артиллерийской подготовке наступления советских войск на Карельском перешейке, но вот вела ли огонь батарея «Зверева» - точно не известно.
        С началом Великой Отечественной войны часть орудий форта демонтируется для отправки на фронт, и вооружение снова составляют все те же четыре 120-ти мм орудия. Вскорости 120-ти мм орудия заменяют на такое же количество более новых 100 мм орудий. Батарея получает наименование 153-й батареи 15-го отдельного артиллерийского дивизиона. Данных о численном составе гарнизона на этот период не обнаружено, известно лишь, что офицерский состав состоял из четырех человек – командира батареи старшего лейтенанта Малаева, командиров огневого взвода и взвода управления, и санинструктора – старшего лейтенанта Лупановой. Впервые орудия форта стали вести огонь по реальному противнику, выполняя заявки сухопутного фронта. Огонь велся не на запад, куда был ориентирован форт, предназначенный для борьбы с флотом противника, а в противоположном направлении – по немецким частям в Петергофе и Стрельне. На обоих берегах залива развернуты корректировочные посты, имеющие прямую телефонную связь с батареей. В ходе войны батарея также ведет огонь по скоплениям финских войск на Карельском перешейке, а впоследствии активно участвует в подготовке проведения Красносельско-Ропшинской и Выборгской наступательных операций.

      Караульное помещение. Может быть, и что-то другое. Расположенные в средней части форта два небольших помещения и печка-голландка между ними. Такое же сооружение есть на правом фланге форта.
        В зимнее время, на льду перед линией фортов, устанавливалось несколько рядов проволочных заграждений. К югу от фортов проходила «Ледовая трасса», связывающая Кронштадт с Лисьим Носом. Гарнизон форта также нес патрулирование вдоль проволочных заграждений и на вверенном участке «Ледовой трассы». По некоторым данным, именно здесь 29 января 1943 года провалился в полынью сошедший с трассы легковой автомобиль, в числе пяти пассажиров которого находился командующий эскадрой Балтийского флота вице-адмирал В.П.Дрозд, легендарный «дон Рамон» испанского республиканского флота. Спасся только водитель. История эта по сей день весьма темная… Единственный «плавающий» адмирал КБФ, руководивший лично с мостиков кораблей боевыми операциями Отряда легких сил, нелепо погиб в полынье из-за ошибки водителя, сбившегося с обвехованной трассы. Бытовал слух, что адмирала убрали специально, после того, как он, проведя собственное расследование трагедии Балтийского флота, не имевшего равных по мощи на Балтике, прямо обвинил в предательстве адмиралов Трибуца и Пантелеева – т.е. командующего флотом и его начальника штаба.
        С окончанием Великой Отечественной войны форт оставался на боевом дежурстве, проводя учебные и практические стрельбы, гарнизон форта составлял 50 человек при четырех офицерах. Служивший в то время на форту Д.Вейсман вспоминал: «…Жизнь в бетоне сказывалась на здоровье. Стены в кубриках зимой иногда заледеневали, несмотря на отопление, а летом оттаивали. Спасало хорошее питание - по нормам плавсостава. (..) Жизнь была довольно монотонной. Подъем, зарядка, учеба на боевых постах и вот этой монотонности и отрыва от жизни некоторые не выдерживали. Были случаи самоубийства. Мой приятель, радист, чтобы уйти служить на берег пил разбавленный уксус, чтобы вызвать язву желудка. Однажды, он ошибся и выпил стакан неразбавленного уксуса. Дело было на ночной вахте. Через сутки он умер в госпитале в Кронштадте в полном сознании…»

      Остатки старинного электрооборудования.
        «Зверев» дольше своих собратьев оставался на вооружении – с остальных северных номерных фортов оборудование было вывезено в конце 40-х – начале 50-х годов, на «Звереве» же боевая готовность сохранялась до 1953 года, когда оборудование было законсервировано и частично вывезено, а для охраны форта остался маленький «гарнизон» из пяти человек. Когда оборудование было вывезено полностью, и форт брошен на милость случайных посетителей – точно неизвестно, предположительно это произошло в начале 1960-х годов. Возможно, какое-то время на форту располагались военные склады.
        Когда же помещения форта были изуродованы пламенем с такой силой, что никакие временные изменения не могут скрыть последствий этого грандиозного пожара? Один из свидетелей называет лето 1978 года, когда форт горел многократно в течение нескольких месяцев. По одним утверждениям – к тому времени форт использовали, как свалку отработанных горюче-смазочных материалов, а также списанных боеприпасов. Якобы, таким образом (сжиганием) – всё это утилизировалось, т.е. по этой версии пожар был контролируемым. По другой версии – в подвалы форта сливали подсланевые воды, следующие в Кронштадт на ремонт корабли, после чего нерадивые посетители, типа туристов - водномоторников, поджигали эти нефтяные отходы с хулиганскими целями. Есть и третья версия – на форту проводили испытания новых видов вооружения – высокотемпературных фосфоросодержащих смесей, пиррогелей. Попробуем вкратце рассмотреть все три версии.
        Первая версия – вполне реалистична, особенно если учесть отношение к историческим памятникам в нашей стране и отношение к этим памятникам военнослужащих , в частности. Впрочем, версия эта существует лишь на основе слухов и предположений, и какими-либо фактами, подтверждающими или опровергающими ее, мы не располагаем.
        Вторая версия была официально озвучена признанными специалистами по Кронштадтским фортам – Л.И.Амирхановым и В.Ф.Ткаченко. В большинстве источников, посвященных этому вопросу, данная версия приводится как единственная. Но некоторые факты подвергают сомнению такой вариант событий – в первую очередь, объем и характер разрушений. Ни на одном обычном бытовом пожаре, даже очень сильном, кирпич не плавится, свисая сосульками, и не течет раскаленной лавой! Рушатся перекрытия и стены, превращается в пепел даже железо, но не превращается кирпич в стекло! Для этого нужна довольно продолжительная температура не менее 1800 градусов. (Температура плавления кирпича, в зависимости от марки, колеблется от 1800 до 2500 градусов). Для сравнения, температура горения чистого бензина – 1100 градусов, что уж тут говорить о грязных подсланевых водах, которые если и будут гореть, то, скорее всего, с минимальной температурой в 600 градусов, выделяя при этом большое количество отходов в виде дыма, сажи и копоти. Кстати, как ни странно, сажи и копоти, а также характерного запаха в сожженных казематах не наблюдается. Однако, есть свидетельство и в пользу такой версии – в одном из сохранившихся подвалов форта присутствует слой вещества, похожего на мазут, или, скорее, на гудрон. Так что версия с выкачиванием в подвалы форта нефтепродуктов также может иметь основание.
        Наконец, третья версия – вполне реалистичная. Могли ли на форту испытывать новые виды вооружения? Несомненно, учитывая тот факт, что по соседству находится форт №6, состоящий по сей день на балансе НИИ «Гидроприбор», который занимался именно разработкой морского оружия – мин, торпед, ракет и глубинных бомб. Для испытаний вооружения у этого института имелась целая флотилия специальных судов, а на форту располагались мастерские и лаборатории, очевидно, из соображений безопасности, в то время как сам институт был расположен в Ленинграде. Теоретически, ничто не мешало сотрудникам института провести эти самые испытания на расположенном по соседству форту. Если применить использованную выше «температурную» теорию, то одним из немногих веществ, способное дать в короткий срок температуру в 2300-2700 градусов, оказалась термитная смесь (Fe2O3 = 75 % + AL = 25 %). Температура указана для промышленного термита, применяемого в сварочных работах. Возможно, боевые вещества на основе термитных смесей, могут дать и больший разрушительный эффект.

      Расплавленный кирпич казематов. Видно, что на этих «сосульках» нет и следа сажи или копоти.
        Есть еще и масса других косвенных указаний, но они также в полной мере не могут ни подтвердить, ни опровергнуть любую из этих теорий. Вполне можно предположить, что имели место все три фактора одновременно, или в связи друг с другом. Существует еще несколько версий, но их даже косвенно подтвердить невозможно, а некоторые и вовсе следует отнести к области научной фантастики, поэтому мы привели тут лишь наиболее распространенные и относительно обоснованные. Да по большому счету, не так уж и важна причина. Налицо следствие – практически уничтожен памятник архитектуры и фортификации, сожжены в прямом смысле слова, дотла, правофланговый и центральный каземат, а также левофланговая галерея. Восстанавливать там уже нечего… В то же время расположенные по соседству помещения сохранились отлично.
        Ценой невероятных усилий и жертв, гробя на строительстве здоровье и жизни, люди возвели посреди моря это грандиозное сооружение, люди же и разрушили его, спустя сто лет. Вернее, начали разрушать. Известную лепту в разрушение внесли сотрудники «Вторчермета», в 80-е годы срезавшие почти весь металл на почти всех Кронштадтских фортах. Не избежал этой участи и «Зверев». Что получили разрушители взамен? Почетную грамоту? Премию к зарплате?
        24 сентября 2004 года автору этих строк довелось в очередной раз посетить форт «Зверев». В гавани форта стояло почти настоящее пиратское судно – буксир без названия, флага и опознавательных знаков. То есть, на ржавых бортах не было решительно ничего! Берег был завален газовыми баллонами, а группа «представителей ближнего зарубежья» (применяя модную «толерантную» новоречь) таскала на буксир железо, срезанное на форту – бронированные двери и ставни, бронированную крышу дальномера, рельсы, трубопроводы и прочее… Не один десяток тонн. «Представители ближнего зарубежья» делали вид, что не понимают по-русски, а может, и действительно не понимали, а их бригадир славянской внешности на наше возмущение (типа, что ж вы, сволочи, наделали) только крутил пальцем у виска, и в конечном итоге послал… куда в таких случаях обычно посылают. Отрадно было узнать, что спустя несколько дней это «пиратское» судно затонуло вблизи Сестрорецка при разделке на металл лежащего на мели старого понтона. Бригаду вандалов спасли рыбаки. Создалось впечатление, что форт отомстил своим разрушителям.

      Комингс бронированной двери. Сама дверь, как и прочие крупные металлические элементы на форту, была срезана охотниками за металлом (попросту - варварами) осенью 2004 года.
        С этого наблюдения мы в шутку и прозвали форт «проклятым местом». И действительно – ЕЖЕГОДНО в гавани форта тонет или выбрасывается на берег минимум одно судно. Счет открыл даже не безымянный буксир, к тому же и затонул-то он в стороне, а небольшая пластиковая яхта, в тот же день (24.09.04) получившая пробоину в гавани форта и выбросившаяся на камни у дота на юго-западном углу острова, а затем сползшая на глубину. На следующий год счет продолжил катер из клуба «Нева», получивший пробоину на входе в полуразрушенный подводный кольцевой мол, вытащенный на берег, да так и брошенный. Следующий год – катер в восточной гавани, разбитый штормом практически в щепки. И так далее… Возможно, этот печальный счет был открыт ранее – в гавани форта лежат обломки военных судов достаточно давнего происхождения.

      Обломки затонувшего в гавани военного судна.
    Так что свежим впечатлительным посетителям мы частенько рассказываем байку, что форт «мстит» людям и судам за свое разрушение. А может, и не байку вовсе… Растут же на форту деревья, скрученные совершенно невероятным образом, что, по древнему поверью, всегда означало нехорошее, «нечистое место».

      Скрученное дерево. Почти три полных витка.
    К сожалению (или к счастью), теория существования «проклятых» мест никем не доказана. Но, если допустить существование такого дела, то со старым фортом вполне можно «подружиться» - для этого достаточно убирать за собой мусор после пикника на форту, не разрисовывать стены, а иногда можно и сжечь чужой мусор, оставленный нерадивыми посетителями – не так уж это тяжело…
        Никогда не понимал всей тонкости значений понятия «энергетика места», для меня все места одинаковые. И мрачный форт, посещаемый уже не первый десяток лет, как старый знакомый, радует зеленью и свежим воздухом, живописными видами закатов над заливом и свежестью росы по утрам. Не очень удобная при определенных ветрах стоянка, неудобный сход на берег – мелкие недостатки этого излюбленного места отдыха. Впрочем, пару раз доводилось бороться с накатом в гавани, дабы уберечь катер от выбрасывания на берег. Но, по-видимому, «энергетика места» все же существует, и ее в полной мере прочувствовали представители современного искусства, проводившие летом 2010 года фестиваль «Шум и шепот» на территории форта. Мы, наверное, ничего не понимаем в современном искусстве, но фестиваль этот более напоминал «шабаш ведьм» на Лысой горе. Очевидно, «энергетика места» способствовала. После недельного пребывания на острове участники фестиваля оставили после себя кучи мусора, обломки декораций (а может, ритуальных предметов) и надписи на стенах.

      Фотографии с фестиваля «Шум и шепот» на форту «Зверев» летом 2010 года. Фотографии взяты с сайта «Вконтакте» из группы «Шум и шепот».
    Должен признаться, что мы тоже «грешили» настенной росписью, только другого рода: дабы развеять невежество (а оно действительно, как ни странно, зачастую присутствует у посетителей). На ряде фортов, в том числе и на «Звереве», сделали по возможности поаккуратнее информационные таблички. Табличка на «Звереве» гласит: «ФОРТ №4 «ЗВЕРЕВ» 1857-68г.г.» Возможно, что хоть кто-то, прочтя эти надписи, поймет, что находится не просто на груде камней посреди залива, а на сооружении, фактически являющимся памятником истории, фортификации и архитектуры, памятником тысячи безвестных строителей, невероятными усилиями оградивших Санкт-Петербург от нападений с моря.

      ДОТ и памятная табличка.
        Сейчас «Зверев» - единственный из девяти северных фортов, не выставленный на торги – все остальные форты будут переданы (или уже переданы) в руки частных инвесторов. Не исключено, что в ближайшее время этот забытый страж северной столицы останется одним из немногих своих собратьев, доступных для свободного посещения. Пропорционально вырастет и число посетителей. И от того, как они будут относиться к этому уникальному памятнику, будет зависеть и его сохранность.
        Вот такая история этого места, а уж «проклятое» ли оно, какая в нем энергетика – решать читателям и посетителям.
    Категория: Владимир Колесников. Очерки. | Добавил: paspartu (17.03.2011)
    Просмотров: 3910 | Теги: гавань, Санкт-Петербург, Тотлебен, форт, Зверев, катера | Рейтинг: 4.0/1
    Всего комментариев: 0
    Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
    [ Регистрация | Вход ]